16 февраля 2010 года

Проблема, требующая комплексного решения

Строительство Рогунской ГЭС на реке Вахш, которое решило реанимировать руководство Таджикистана, с самого начала порождало больше вопросов, нежели ответов. Форсирование событий таджикской стороной в этом отношении не может не вызывать тревогу стран Центральной Азии, где в случае игнорирования их интересов может в скором времени возникнуть целый ряд катастроф экологического, техногенного и гуманитарного характера, подчеркивает газета «Народное слово».

Все это, а также призыв к трезвой оценке сложившейся ситуации с проведением независимой экспертизы под эгидой ООН и ее уполномоченных структур, было отражено в недавнем письме Премьер-министра Республики Узбекистан Ш. Мирзиёева своему таджикскому коллеге.

Опасения и связанные с ними обращения нашей страны к Таджикистану вполне справедливы, так как полностью отражают национальные интересы Узбекистана по обеспечению гарантий стабильной жизни своего населения. Грандиозные «стройки века», искусственное формирование всевозможных «кузниц» и «житниц», которыми грезили «высшие умы» советской эпохи, уже дали нашему региону непоправимую экологическую катастрофу Аральского моря, чьи отголоски сегодня разносятся далеко за пределами Центральной Азии. Непродуманное продолжение другого такого же начинания чревато еще более страшными последствиями.

Не вызывает никакого сомнения, что с возведением Рогунской ГЭС можно будет забыть о пополнении высыхающего Аральского моря, сохранении и укреплении существующего экологического баланса. Очередной виток экологического бедствия приведет к динамичному росту количества представителей местного населения, терзаемых самыми разными заболеваниями, к рождению детей с физическими отклонениями, что в свою очередь не может не отразиться на генофонде всех, кто проживает в районе Аральской катастрофы. А это сотни тысяч людей.

Естественно, что плотины Рогунской ГЭС значительно сократят объем и режим стока вод Вахш в Амударью. Так как эта река не является полноводной, как сибирские реки Ангара, Енисей или Лена, для обеспечения бесперебойной работы все той же Рогунской ГЭС потребуется соблюдать определенный режим использования имеющихся гидроресурсов.

Проще говоря, такой режим состоит в том, чтобы сберегать воду и накапливать ее в водохранилищах в летний период, а использовать, то есть осуществлять плановый сброс через турбины ГЭС, главным образом, зимой. В силу этого нетрудно представить, что произойдет, если к Токтогульской и Нурекской ГЭС прибавится еще и более мощная Рогунская — вода вниз по течению Амударьи, в частности в Узбекистан, в весенне-летний сезон поступать практически не будет. А это значит, что при существующем резко континентальном климате, при участившемся маловодье без питьевой воды останутся миллионы людей. Мало того, не будет и поливной воды для сельхозугодий.

Поэтому понятно, что проблема неосмотрительного строительства Рогунской ГЭС тревожна не только сама по себе. Она теснейшим образом увязывается с другими, имеющими значительный экономический и социальный резонанс. Это, например, прямая угроза жизни нашего населения, которое в силу своей занятости в аграрном секторе будет испытывать большие трудности в отношении заработка средств к существованию. Это продовольственная проблема, решение которой возможно только при достаточности водных ресурсов.

Другая сторона медали — последующее сокращение площадей некоторых категорий сельскохозяйственных земель, расположенных в бассейне Амударьи, которое неизбежно себя проявит из-за падения урожайности по причине опустынивания, эрозии и ряда других факторов, преодолеваемых только при наличии влаги.

Совсем не иллюзорной представляется и техногенная угроза, которая, как показали события на Саяно-Шушенской ГЭС, может унести людские жизни. Состояние Нурекской ГЭС в Таджикистане, первые агрегаты которой были введены в 1972 году, уже давно внушают опасения специалистам.

Отсутствие здесь квалифицированных кадров, не проводившийся долгое время ремонт с участием компетентных экспертов для выявления аварийных очагов привели к тому, что сегодня работа этого гиганта явно перегружена, так как стена плотины за 37 лет просела на несколько метров и фильтрация воды через плотину стала ниже проектной в полтора раза: 37—67 л/сек вместо проектных 80 л/сек, что чревато повторением российской катастрофы.

Существующие проблемы на Нурекской ГЭС подтвердились 9 ноября прошлого года, когда из-за аварии на станции была отключена высоковольтная линия ЛЭП-500 кВт «Регар — Гузар» и, как следствие, прекращена подача электричества в Сурхандарьинскую область Узбекистана и Афганистан.

Сможет ли выдержать поток, вырвавшийся из плотин Нурекской, Рогунская ГЭС, если учесть, что сюда с огромной скоростью двинется все сметающий на своем пути вал воды крупнейшей в Таджикистане гидроэлектростанции? Конечно же, нет. Во всяком случае, в том ее виде, в котором сегодня строится Рогунская ГЭС.

И именно это обстоятельство настораживает сегодня всю общественность нашей республики, которая переживает за своих сограждан, помимо своей воли оказывающихся заложниками непродуманных идей и нескорректированных со всеми государствами региона действий.

При этом необходимо отметить, что мнения о необходимости проведения независимой экспертизы строительства Рогунской ГЭС придерживается не только Узбекистан. Как говорится в письме к председателю правительства Таджикистана А. Акилову, «Правомерность позиции Узбекистана по данному вопросу однозначно поддержана такими авторитетными международными организациями и финансовыми институтами, как Организация Объединенных Наций, Европейский Союз, Всемирный, Азиатский и Исламский банки развития, а также Российской Федерацией и ее общественными кругами, другими странами».

К слову, подписанное российской стороной в октябре 2004 года соглашение о завершении строительства Рогунской ГЭС при финансировании компанией «Русский алюминий» в объеме 560 миллионов долларов так и не получило своей практической реализации. Причиной тому стало несогласие российской стороны по типу и высоте плотины, несоблюдение необходимых норм, которые и составляют потенциальную опасность для возникновения разного рода катастроф в регионе.

В силу этого можно сделать вывод, что сегодня вместо того, чтобы идти напролом, форсируя темпы строительства этого объекта и применяя для этого все мыслимые и немыслимые способы, Таджикистану стоит вступить во взаимодействие с соседями по региону, с представителями международных организаций, с тем чтобы подвести организационную и информационную базу под этот вопрос, создать ряд специализированных структур с привлечением соответствующих фондов и различных банков, имеющих непосредственное отношение к проектам международного сотрудничества в области теоретического и практического осмысления путей урегулирования назревшей, безусловно, комплексной проблемы, чье решение кроется только в равноправном и доверительном диалоге.